Станислав Тарасов: «Удастся ли удержать альянс Москва—Анкара—Тегеран?». На Ближнем Востоке неестественные союзы могут стать постоянными

Станислав Тарасов, 5 августа 2017, 16:57 — REGNUM

После того, как американский президент Дональд Трамп подписал предложенный Конгрессом США закон о санкциях, направленный против России, Ирана и КНДР, стало очевидно, что на Ближнем Востоке наступает момент перемен. Прежде всего, для Москвы и Тегерана, которые были введены в так называемый единый санкционный пакет, что может предопределить новый уровень в развитии их политических, экономических и военных взаимоотношений.

Так, ныне сообщается, что в ход начавшегося визита в Иран вице-премьера России Дмитрия Рогозина планируется подписание контрактов на покупку Тегераном российских танков и боевых самолетов, а также, возможно, российских зенитных ракетных систем С-400 «Триумф».
Станислав-ТАРАСОВ-5-150x150
В то же время очевидно и то, что на данном этапе отношения России с Ираном должны формироваться с учетом важных особенностей перекрестных интересов двух стран на Ближнем Востоке и фактора конфликтных узлов, одним из которых является катарский кризис.

Напомним, что после визита Трампа в Эр-Рияд, где он обвинил Иран в «поддержке мирового терроризма» и обозначил его в регионе в качестве «главного врага», Саудовская Аравия обвинила Катар в подпитке «многочисленных террористических и сектантских группировок» (например, «Братьев-мусульман»), целью которых является нарушение стабильности в регионе, и в сотрудничестве с Ираном. Из арабских государств стала сколачиваться антикатарская коалиция, куда вошли Египет, Бахрейн, Саудовская Аравия и ОАЭ. Доху поддержали и продолжают поддерживать Анкара с Тегераном, которые ранее встали в защиту Катара в его противостоянии с арабскими соседями.

Иран наиболее приближен к так называемой «горячей» стадии конфликта с США. А жесткая риторика Трампа демонстрирует не только отход от политики улучшения отношений с Тегераном, но и возвращает ее ко временам Джорджа Буша-младшего, который в одной из своих речей назвал Иран, Ирак и Северную Корею «осью зла». Правда, Вашингтон призывает союзников не спешить с санкциями, одновременно наблюдая, как страна, где расположена их крупнейшая военная база, сближается с главным «врагом» в регионе, Ираном. Вот почему возникает вопрос: реально ли существование устойчивого альянса в лице Катара, Ирана и Турции?

В наличии и оформленный астанинскими документами альянс Россия-Турция-Иран на сирийском направлении, предусматривающий создание и укрепление в Сирии зон деэскалации. Если иметь в виду две коалиции, Катар—Иран—Турция и Россия—Турция—Иран, то США в целях дальнейшего раскачивания ситуации на Ближнем Востоке могут разыграть только «турецкую карту». Но при условии, что они откажутся от поддержки сирийских курдов, на чем настаивает Анкара.

В свою очередь Турция размахивает красной тряпкой перед США, декларируя готовность закупить у Москвы зенитные ракетные системы С-400. «Это дело в значительной степени завершено. Остаются небольшие вопросы, но основные направления соглашения прояснены», — констатирует турецкая газета Yeni Şafak.

Пентагон выражает обеспокоенность несовместимостью оборонных систем НАТО и российских зенитно-ракетных комплексов, но не сказать, чтобы настойчиво и активно, и не соглашается с требованиями Турции в отношении курдов. Возможно, дело в том, что попытка Анкары бросить карту закупок С-400 не выглядит сильным ходом, так как Греция, также входящая в НАТО, уже давно использует российские ЗРК.

И это не привело к каким-либо геополитическим изменениям. Поэтому для того, чтобы Турция в отношениях с Североатлантическим альянсом и Западом пошла ва-банк, в регионе должны произойти события форс-мажорного для нее значения, напрямую затрагивающую ее национальную безопасность.

А пока такого нет, Анкара будет «обхаживать» Москву и Тегеран, склоняясь к новым предпочтениям. Хотя период хладнокровного отношения к происходящим событиям для Турции навсегда миновал.

Как подчеркивает турецкая газета Milli Gazete, «Турция стала осознавать фактор военного присутствия России на Ближнем Востоке уже не только с точки зрения будущего режимов Сирии и Ирана», но и «возможности ведения в региональной политике баланса сил».

По мнению издания, «Турция, которая потеряет Россию и Иран, проиграет идущую игру, что можно говорить и в отношении других членов триады». И еще цитата: «Скоро события, которые получают практическое воплощение в Сирии, проявят себя в Ираке, Персидском заливе, Афганистане, Средней и Южной Азии. И Западу придется непросто».

Независимо от роли США в этом процессе, формирование триумвирата Россия-Иран-Турция является крайне важным событием, так как в истории три эти государства никогда не являлись союзниками.

В прошлом они вели войны меж собой, последствия от которых ощущаются до сих пор. Между Москвой, Анкарой и Тегераном и сегодня существует немало противоречий, однако взятая ими на вооружение политика прагматики объективно способствует их сближению.

Участники триады нуждаются в необходимости выстраивания долгосрочных отношений, в создании общей архитектуры безопасности и миропорядка на Ближнем и Среднем Востоке без «третьего лишнего».

Россия и Иран поддержали президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в дни неудавшегося путча 15 июля 2016 года, активно развивают двустороннее политическое, торгово-экономического и даже военно-техническое сотрудничества. Будем ждать, что дальше.

Источник: Regnum

130 Total Views 1 Views Today

Be the first to comment

Leave a Reply

Your email address will not be published.


*